Евгения Буравлёва о выставке «Не сезон» в Futuro: «Живопись как котик — если у тебя что-то болит, она ляжет именно на это место»

0
498

4 ноября в галерее FUTURO в Нижнем Новгороде открылась новая выставка «Не сезон» московской художницы Евгении Буравлёвой. Проект включает в себя серию пейзажных полотен и короткометражный фильм, которые органично заполняют все пространство FUTURO. Пейзажная линия соединяет страны Европы с российской глубинкой и позволяет почувствовать то, чего нам так не хватало длительное время — воздух и свободу.

Мы поговорили с художницей о выставке, её организации в пандемию, о недопонимании зрителей и смысле пейзажей в постсоветском пространстве.

Художница Евгения Буравлёва
Евгения Буравлёва. Фото из личного аккаунта художницы на Facebook: evgenia.buravleva

С пространством галереи FUTURO было работать сложно, но интересно: в итоге получилось метафорическое отражение Нижнего Новгорода

Мы придумали такой вариант легких подвесных конструкций, чтобы пространство галереи казалось «космическим», когда пейзажи погружаются внутрь интерьера, а интерьер выворачивается наизнанку.

Ещё мы хотели, чтобы холсты коммуницировали с окнами, со стенами, входили в пространство галереи и выходили за его пределы, ведь Нижний Новгород — такой прекрасный город с великолепными пейзажами.

Евгения Буравлёва о выставке «Не сезон» в Futuro: «Живопись как котик — если у тебя что-то болит, она ляжет именно на это место»
Картины художницы в пространстве галереи Futuro

Было интересно работать с таким сложным пространством, которое изначально нагружено разными смыслами: здесь и руинированность, и отражение долгой истории, и следы использования его в качестве кинотеатра, склада, а сейчас — галереи.

Оно меня немного смущало своей сложностью. Мне хотелось, чтобы холсты, с одной стороны, связывались с ним, а с другой — чтобы они не теряли своего пространства внутреннего. Отсюда такие яркие краски, большие закрашенные зоны локальным цветом.

Чтобы вести диалог со зрителем, среди этих цветовых пятен я оставила подсказки в виде конкретных проработанных вещей. Например, лодочка, трава, ива, дорога, всплеск — это такие маленькие визуальные связующие нити, которые проходят через всю выставку и создают единый метафизический ландшафт, который свойственен художнику. Но многие люди даже не подозревают о том, что у них внутри уже есть этот ландшафт. Нужно просто помочь человеку обнаружить его.

Выставка «Не сезон» московской художницы Евгении Буравлёвой
«…лодочка, трава, ива, дорога, всплеск — это такие маленькие визуальные связующие нити… многие люди даже не подозревают о том, что у них внутри уже есть этот ландшафт»

Для художника работа над выставкой во время пандемии ничего не меняет, но её идея даёт людям надежду: в конце концов мы выйдем на свежий воздух

Для нас, художников, с наступлением пандемии ничего сильно не изменилось, потому что мы как сидели в мастерской, так и сидим. Мы скорее наблюдали за людьми, для которых эта ситуация оказалась очень необычной, проблемной.

Для художника нормально всегда пребывать в разных мирах, находясь в своей мастерской. А для других людей живопись, которая висит у них на стенах, разные визуальные объекты и предметы интерьера оказались необходимыми подсказками во время карантина. Наш проект также говорит о том, что рано или поздно мы покинем наши каморки и выйдем на свежий воздух.

Для меня проект оказался очень важным не только с точки зрения художника или создателя. Я оцениваю его скорее с точки зрения тех людей, которые сидят в карантинной зоне. Интересно, какими глазами они будут смотреть на эти работы.

После завершения проекта всегда испытываю чувство облегчения и стараюсь оценивать проект объективно, поскольку смотрю уже со стороны

Я, как правило, веду сразу несколько проектов, поэтому, когда заканчивается один, это автоматически означает, что нужно заниматься следующим. Сейчас особенно нет времени испытывать выгорание.

Для художника искусство, которым он занимается, всегда является наркотиком: чем больше ты работаешь, тем больше ты этого хочешь. Главное — успевать поесть и поспать.

Я бы сказала, есть чувство облегчения, что проект состоялся. Каждый раз, когда ты мысленно представляешь, как он должен выглядеть, есть такой волнительный момент: ты привозишь эти работы в пространство, начинаешь их вешать и понимаешь, что не получится так, как ты себе это представлял. Но когда уже все полотна расположены в пространстве, я перестаю воспринимать их как свои. Я смотрю на них, будто это чужие вещи, и, кажется, что я этого художника не знаю. Так что можно спокойно ругать меня за мою выставку!

Я оцениваю свой проект, когда он уже он завершен, работы сняты, увезены и где-то хранятся. Тогда начинаешь понимать, что было удачно в проекте, насколько он соответствовал пространству, чем можно продолжать заниматься, а какая тема исчерпана.

Показателем этого становятся иногда чисто эмоциональные невербализуемые вещи, когда ты смотришь и понимаешь: «А вот с этим, пожалуй, можно закончить».

Этот проект является продолжением некой линии в моем творчестве. Я думаю, что эта линия будет развиваться и дальше, но в ином виде. Возможно, добавятся люди, станут более важными элементами в моем пейзаже, потому что пока человека я не наблюдаю. Конечно, есть знаки, по которым мы понимаем, что человек здесь есть. «Всплеск» — единственная работа, на которой присутствует человек хотя бы в виде самого всплеска.

«Всплеск»
«Зимний вечер» (или «Всплеск», как называет сама художница) — единственная работа, на которой присутствует человек хотя бы в виде самого всплеска. Мне хочется, чтобы зритель почувствовал себя персонажем в этих пейзажах, поэтому здесь нет этого проводника внутри работ. Поскольку мы так развернули ландшафт внутри галереи, зритель может найти себя в этом пейзаже, чтобы он максимально ассоциировал себя с изображенными местами и наконец-то оказался на воздухе.

Я часто остаюсь недопонятой зрителем, бывает, остаюсь недопонятой самой собой

Бывает так, что какая-то идея просто витает, но ты не можешь ее ухватить, и она схватывается в холстах, и только тогда есть возможность вербализировать, проговорить смысл для себя и для зрителя.

Это же наша жизнь — когда многих вещей мы не понимаем, мы их можем принять, но не понять до конца. Я оставляю своему зрителю уходить с вопросами. Другое дело, уйдет он с вопросами ко мне или же к самому себе.

Эта выставка довольно обнаженная, так как мы не закрыли обратные стороны работ, а они, в свою очередь, отсылают нас к самой сути работы художника над произведением.

Изначально мы видим обратную сторону, видим холст, грунт и только потом — само изображение. Мне кажется, это довольно важно, потому что люди часто думают, что художник занимается чем-то непонятным. На самом же деле многие вещи довольно привычные. А видео, сопровождающее полотна, отсылает к натурным впечатлениям и помогает точнее сформулировать главную идею.

Это же наша жизнь
«Изначально мы видим обратную сторону, видим холст, грунт и только потом — само изображение. Мне кажется, это довольно важно, потому что люди часто думают, что художник занимается чем-то непонятным»

Масляная живопись никогда не выглядит одинаково: каждый видит в ней то, что чувствует

Меня подкупает в масляной живописи то, что все работы никогда не выглядят одинаково. Они всегда зависят от освещения, состояния человека и окружающего интерьера. Живопись выглядит так, как ты себя чувствуешь, и транслирует то, что ты хочешь увидеть.

Живопись как котик — если у тебя что-то болит, она ляжет именно на это место.

Очень важно считывать какие-то уникальные вещи и уметь встроить их в экспозицию так, чтобы человек мог легко понять, о чем ты хочешь ему сказать и нужна ли ему эта информация. Может, он хочет остаться здесь наедине с собой и подумать, что бы он хотел сказать на самом деле. Живопись — зеркало, в котором зритель видит прежде всего самого себя.

На выставке показаны разные места со всего мира, но в итоге все полотна сливаются в единый ландшафт

В проекте представлены разные локации: Германия, Франция, Швейцария, Испания, Россия. Мы много путешествуем, и каждая поездка — это сбор материала.

Когда же это все привозится из поездок, выбираются вещи, которые могут быть интересны. Они просто складываются в отдельную папочку и хранятся длительное время.

Потом я просматриваю эти многочисленные папки с разными местами, ландшафтами и понимаю, что у природы и человека нет границ. Люди везде одинаковые, живут одними и теми же проблемами, да и ландшафт в целом отличается не сильно. Чаще всего в нашей памяти он превращается в единый и неделимый.

Отстраненность восприятия помогает посмотреть на эти фотографии и видео максимально очищенным и безэмоциональным взглядом и понять, что же на самом деле тебя зацепило в этой истории и о чем ты должен рассказать. Иначе истинный смысл скроется за какими-то бытовыми и не очень важными деталями. Всегда важно этот момент пережить, побыть с ним и посмотреть на него через пару месяцев. Только тогда ты поймешь, что осталось главным.

Места со всего мира
«Горизонтальная непрерывность свойственна нашей стране, огромные плоские территории — её характерная особенность»

Из всех представленных полотен наиболее драматично выглядят пейзажи постсоветского пространства

Драматичность постсоветского пространства заключается в том, что долгое время оно осваивалось, но было брошено в силу разных обстоятельств, и любые следы человеческого пребывания в нем исчезли.

Мы сами наблюдали этот процесс, поскольку я и мой муж, художник Егор Плотников, сами родом из Кирова, много ездили по области и просто наблюдали, как исчезают целые деревни, зарастая лесом. Получается, что те места, которые для многих поколений людей были дорогими, просто перестали существовать.

С одной стороны, хорошо, что природа стирает следы человека столь быстро. Но с другой, для постсоветского общества это довольно драматичный момент, потому что мы перестаем думать о нашей идентичности, и наши корни зарастают новым лесом.

Руины нашего прошлого исчезают, и, получается, что мы снова стоим на неосвоенной территории, которую нужно осваивать заново, что-то возводить, строить, прокладывать. Сменится не одно поколение, пока мы наладим нормальное функционирование этого пространства.

Но сколько всего будет потеряно за это время? Хочется быстрее преодолеть это грустное состояние. Но чем медленнее мы это делаем, тем более качественным будет процесс, тем более рациональным будет наше новое освоение.

Пейзажная «терапия» может помочь человеку по-новому посмотреть на свою жизнь

Когда живешь в большом городе, хочется просто выйти в поле и постоять, чтобы «восстановить линию горизонта». Для меня это казалось своеобразной терапией и помогало перезагрузить голову. И я подумала: «Если для меня это является такой терапией, может, это будет терапией для других людей».

Горизонтальная непрерывность свойственна нашей стране, огромные плоские территории — её характерная особенность. Переживание горизонтали такое тоскливое и бесконечное. Мне хочется, чтобы эта горизонталь как-то опоясывала человека, чтобы он не чувствовал себя всегда подавленным этими огромными домами и другими вертикалями.

Иногда важно почувствовать себя полноценной единицей, представить, что просто стоишь вертикально в поле, и ты один такой вертикальный.

Анастасия Антонова
Фото: Евгения Буравлёва
12+